ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-26 10:16:01

Постановление ЕСПЧ от 16 ноября 2017 года по делу "Православная Охридская архиепископия (Греческая православная Охридская архиепископия Печской патриархии)" ("Orthodox Ohrid Archdiocese (Greek-Orthodox Ohrid Archdiocese of the Pec Patriarchy)") против Македонии" (жалоба N 3532/07).

В 2007 году ассоциации-заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Македонии.

По делу успешно рассмотрена жалоба ассоциации-заявительницы на отказ в регистрации ассоциации как религиозной организации. По делу допущено нарушение требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявления ассоциации-заявительницы о регистрации в качестве религиозной организации были отклонены, как и ее жалобы на отказ. В Европейском Суде она, в частности, утверждала, что отказ властей государства-ответчика зарегистрировать ее нарушал ее права на свободу религии и ассоциации.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 11 Конвенции в свете статьи 9 Конвенции. Признано, что имело место вмешательство в право ассоциации-заявительницы в соответствии со статьей 11 Конвенции, истолкованное в свете статьи 9 Конвенции. Данное вмешательство было "предусмотрено законом" и преследовало "законную цель", а именно защиту прав и свобод других лиц. Центральный вопрос заключался в том, было ли непризнание властями государства-ответчика ассоциации-заявительницы в качестве религиозной организации "необходимым в демократическом обществе".

(a) Предполагаемые формальные недостатки. Государственные органы Македонии сослались на несколько формальных недостатков, оправдывающих отказ в регистрации ассоциации-заявительницы: заявление о регистрации было подано неуполномоченным лицом за пределами установленного срока, имущественные положения устава ассоциации-заявительницы противоречили действующему законодательству, ассоциация-заявительница не указала, намерена ли она функционировать как церковь, община или группа, и она не характеризовала себя как добровольное объединение физических лиц. В своих решениях суды Македонии сосредоточились на чисто формальных аспектах, а не на существе заявления, и, кроме того, они не разъяснили, в чем заключалось их значение для разрешения регистрации ассоциация-заявительницы. Приведенные мотивы относительно формальных недостатков для регистрации не были "относимыми и достаточными".

(b) "Иностранное происхождение" ассоциации-заявительницы. Европейскому Суду не были представлены доказательства в поддержку утверждения властей государства-ответчика о том, что ассоциация-заявительница была учреждена иностранной церковью или государством. Несмотря на тот факт, что руководителя ассоциации-заявительницы назначила Сербская православная церковь, ее учредителями являлись граждане государства-ответчика. В любом случае представляется, что соответствующее законодательство не препятствовало регистрации религиозной организации, учрежденной иностранной организацией или государством.

(c) Предполагаемое наименование ассоциации-заявительницы. Ассоциация-заявительница первоначально просила о регистрации в качестве "Православной Охридской архиепископии", а затем в качестве "Греческой православной Охридской архиепископии Печской патриархии". Согласно законодательству Македонии компетентные органы должны были рассмотреть ее заявление в свете установленного законом требования, препятствующего регистрации религиозной организации, чье наименование (существенно) не отличалось от уже зарегистрированной организации. В контексте свободы объединения с другими лицами это был относимый компонент, поскольку ее наименование входило в число наиболее важных элементов, идентифицирующих ассоциацию, будь то религиозная или какая-либо иная, и отличало ее от других подобных организаций. Однако в настоящем деле наименование, выбранное для ассоциации-заявительницы, было достаточно конкретным, чтобы отличать ее от охридской архиепископии Македонской православной церкви. Кроме того, не имелось оснований полагать, что ассоциация-заявительница намеревалась идентифицировать себя с Македонской православной церковью. Напротив, во время оспариваемого разбирательства она последовательно и прямо отказывалась от смешивания или ассоциирования себя с ней. Несмотря на вывод на внутригосударственном уровне о том, что лишь Македонская православная церковь имела "историческое, религиозное, моральное и материальное право" использовать наименование "Охридская архиепископия", не имелось оснований полагать, что наименование ассоциации-заявительницы нарушило бы права и свободы других лиц, в частности, религиозные.

(d) Предполагаемое намерение ассоциации-заявительницы стать параллельной религиозной организацией по отношению к Македонской православной церкви. Установленная в прецедентной практике Европейского Суда обязанность государства быть нейтральным и беспристрастным несовместима с каким-либо полномочием государства оценивать правомерность религиозных убеждений или способов выражения этих убеждений. В то время как очевидно, что автокефалия и единство Македонской православной церкви были крайней важны для приверженцев и последователей этой церкви и общества в целом, это не могло оправдать в демократическом обществе применение мер, которые, как в настоящем деле, зашли так далеко, чтобы полностью и, безусловно, воспрепятствовать ассоциации-заявительнице даже начать какую-либо деятельность.

Роль государственных органов в ситуации конфликта между религиозными группами или внутри них заключалась не в том, чтобы устранить причину конфликтов путем устранения плюрализма, а в том, чтобы обеспечить терпимое отношение конкурирующих групп друг к другу. Кроме того, не может быть оправдания для мер превентивной природы с целью подавления свободы объединения и выражения мнения, иначе как в случаях подстрекательства к насилию или отказа от демократических принципов, какими бы шокирующими и неприемлемыми определенные взгляды или выражения могли казаться властям и какими бы неправомерными могли быть требования. Ни на одной стадии разбирательства о регистрации или разбирательства дела в Европейском Суде не утверждалось, что ассоциация-заявительница выступала за применение насилия или любых других антидемократических средств в преследовании ее целей.

(e) Заключение. С учетом вышеизложенного нельзя утверждать, что приведенные властями государства-ответчика мотивы в целом были "относимыми и достаточными", чтобы оправдать вмешательство, и способ, которым власти Македонии отказали в признании ассоциации-заявительницы как религиозной организации, не может считаться необходимым в демократическом обществе.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 11 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить ассоциации-заявительнице 4 500 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.