ЕСПЧ выявил нарушение требований статей 3 и 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статей 3 и 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-23 07:02:09

Постановление ЕСПЧ от 01 февраля 2018 года по делу "M.A. (M.A.) против Франции" (жалоба N 9373/15).

В 2015 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Франции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на поспешное исполнение решения о высылке прежде, чем обеспечительная мера, предписывающая приостановить процедуру высылки, могла быть доведена до сведения властей. По делу допущено нарушение требований статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель, гражданин Алжира, в 2006 году за участие в преступном сообществе с целью подготовки террористических актов (вменяемые в вину деяния были совершены в различных странах, в том числе во Франции и в Алжире) был приговорен к семи годам лишения свободы, а также к запрету на пребывание на территории Франции. Начиная с 2010 года заявитель находился под домашним арестом в ожидании исполнения дополнительного наказания, об отмене которого он безуспешно ходатайствовал. В 2014 году заявитель подал ходатайство о предоставлении убежища, которое было отклонено Управлением по защите беженцев и апатридов Франции (Office français de protection des réfugiés et apatrides (OFPRA)) 17 февраля 2015 г. Заявитель был уведомлен об этом только 20 февраля 2015 г., в 9.20, и был выслан в Алжир рейсом, вылетающим в 16.00. Непосредственно перед этим его адвокат получила из Европейского Суда решение о принятии обеспечительной меры, предписывающей приостановить процедуру высылки, но информация поступила в аэропорт слишком поздно. Прибыв в Алжир, заявитель сразу же был задержан, затем был заключен под стражу в целях уголовного преследования.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Что касается ситуации в Алжире, то отсутствуют какие-либо новые сведения, позволяющие поставить под сомнение выводы, к которым Европейский Суд пришел в Постановлении по делу "Дауди против Франции" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Дауди против Франции" (Daoudi v. France) от 3 декабря 2009 г., жалоба N 19576/08), исходя из согласующихся между собой докладов Комитета Организации Объединенных Наций против пыток и ряда неправительственных организаций, в частности, когда речь идет о лицах, подозреваемых в причастности к международному терроризму.

Более того, заявитель не только "подозревался" в связях с терроризмом, но и был осужден за тяжкие деяния во Франции, о чем было известно властям Алжира. Таким образом, на момент его высылки в Алжир существовала реальная и серьезная опасность того, что заявитель подвергнется обращению, противоречащему статье 3 Конвенции.

Тот факт, что заявитель ожидал почти 14 лет, прежде чем ходатайствовать о предоставлении статуса беженца, безусловно, удивляет, но тем не менее это обстоятельство не относится к сведениям, на которых Управление по защите беженцев и апатридов Франции, обладающее наилучшими возможностями для оценки поведения заявителя, основывало свое решение.

Из-за отсутствия любых разъяснений, позволяющих оценить его характер, Европейский Суд не принимал также возражение властей Франции, в соответствии с которым другие лица, осужденные за преступления, связанные с терроризмом, были высланы в Алжир, не утверждая о существовании какой-либо опасности с точки зрения статьи 3 Конвенции.

По поводу соблюдения статьи 34 Конвенции. Безусловно, у компетентных органов может возникнуть необходимость осуществить высылку быстро и эффективно. Однако условия подобного исполнения не должны приводить к лишению высылаемого лица права обратиться в Европейский Суд с ходатайством о применении обеспечительной меры.

Однако в настоящем деле власти Франции создали условия, делающие очень трудной для заявителя своевременную подачу такого ходатайства: решение от 17 февраля 2015 г., которым ходатайство заявителя о предоставлении убежища было отклонено, было доведено до их сведения только в день его высылки, то есть 20 февраля. Условия транспортировки были урегулированы начиная, по крайней мере, с 18 февраля, а пропуск был получен от властей Алжира 19 февраля. Эти подготовительные мероприятия позволили произвести высылку заявителя в Алжир почти через семь часов после уведомления заявителя о решении, определившем страну назначения.

Таким образом, власти Франции сознательно и необратимо ограничили уровень защиты закрепленных в Конвенции прав, обеспечить соблюдение которых заявитель попытался, обратившись в Европейский Суд. Любое установление возможного нарушения Конвенции лишено эффективности, поскольку заявитель теперь находится в стране, не являющейся участницей этого инструмента.

По поводу соблюдения статьи 46 Конвенции. Учитывая, что заявитель в настоящее время находится под юрисдикцией государства, не являющегося участником Конвенции, на властях Франции лежит обязанность предпринять все возможные усилия для получения от властей Алжира конкретных и точных гарантий того, что заявитель не подвергался и не будет подвергаться обращению, противоречащему статье 3 Конвенции.

По поводу соблюдения статья 41 Конвенции. Факт установления нарушения Конвенции сам по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято шестью голосами "за" при одном - "против").

По делу допущено нарушение требований статьи 34 Конвенции (принято шестью голосами "за" при одном - "против").

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.