ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-23 06:51:17

Постановление ЕСПЧ от 13 февраля 2018 года по делу "Айдоган и компания "Дара Радьо Телевизьон Яйынджилык Аноним Ширкети" (Aydogan and Dara Radyo Televizyon Yayincilik Anonim Sirketi) против Турции" (жалоба N 12261/06).

В 2006 году компании-заявительнице и заявительнице-директору данной компании была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявительниц на недостаточный судебный контроль в отношении отказа в выдаче разрешения на телевещание по основаниям, которые не раскрывались по причинам национальной безопасности. По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявительницами по настоящему делу являются компания телерадиовещания и ее директор. В 2000 году компания обратилась с ходатайством о выдаче сертификата национальной безопасности (что являлось предварительным условием для получения разрешения на вещание). После завершения расследования в области безопасности кабинет премьер-министра без указания объяснений выдвинул требование о замене трех членов совета директоров компании (в том числе первой заявительницы). Административному суду администрацией были предоставлены секретные результаты расследования в области безопасности, но административный суд отклонил жалобу заявительниц, не ознакомив их с этими результатами. Вследствие отсутствия необходимого сертификата безопасности Высший совет по вопросам радио и телевидения (RTÜK) отказал в выдаче разрешения на вещание.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Задача Европейского Суда состоит в проверке следующего: (i) была ли административными органами убедительно и, руководствуясь уместными и достаточными основаниями, установлена необходимость отказать в выдаче сертификата безопасности, необходимого для получения лицензии на аудиовизуальное вещание; (ii) пользовались ли заявительницы надлежащими гарантиями в ходе внутригосударственного разбирательства.

Вместе с тем решение административного суда не содержит какой-либо оценки, касающейся сути спорного вопроса, и основано на документах, которые не были доведены до сведения заявительниц, хотя бы в обобщенном виде.

В том случае, когда соображения безопасности государства приводят к ограничению некоторых процессуальных прав, следует установить, предоставляло ли все-таки судебное разбирательство надлежащие гарантии (смотри Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Регнер против Чешской Республики" (Regner v. Czech Republic) от 19 сентября 2017 г., жалоба N 35289/11, в котором Европейский Суд установил отсутствие нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции, что касается невозможности ознакомиться в рамках административного спора с ключевым доказательством, отнесенным к категории конфиденциального, сочтя, что это посягательство на принципы состязательности и равенства процессуальных возможностей сторон по делу было в достаточной степени компенсировано иными факторами).

Однако в отличие от дела "Регнер против Чешской Республики" мотивировки вынесенных судебных решений в настоящем деле не свидетельствуют о том, что суды рассмотрели: (i) действительно ли документы и сведения, на которые ссылалась администрация, были конфиденциальными, (ii) могли ли три лица, о которых идет речь, обоснованно считаться представляющими угрозу для национальной безопасности, и (iii) не могли ли доводы, на которые ссылалась администрация, быть доведены до сведения заявительниц хотя бы в кратком виде.

Хотя это можно расценить как правильный шаг, обращение суда в администрацию с целью добиться получения конфиденциальных документов ничего не изменило в том отношении, что основная причина спорного отказа так и осталась неизвестной заявительницам, что определенно не позволило им эффективно разработать какую-либо линию защиту. Таким образом, в отличие от дела "Регнер против Чешской Республики" не было дано какого-либо ответа на аргументы заявительниц, в соответствии с которыми три члена совета директоров компании, отставки которых требовала администрация, стали мишенью по причине их принадлежности к ассоциации по защите прав человека.

Если предположить, что требования национальной безопасности могли препятствовать передаче заявительницам некоторой деликатной информации, представляется, что административный суд не принял каких-либо мер, способных компенсировать полное отсутствие мотивировки спорного решения об отказе на вещание и полное отсутствие у заявительниц доступа к лежащим в основе этого решения данным. Более того, Государственный совет Турции, являющийся кассационной инстанцией по административным спорам, не смог устранить этот недостаток.

Не сопоставив достоверность полученных от администрации соображений с возможными доводами заявительниц, внутригосударственные суды не смогли выполнить (i) ни свою задачу, заключающуюся в установлении баланса между различными затронутыми интересами, (ii) ни свою обязанность по предотвращению любого злоупотребления со стороны администрации. По крайней мере, они этого не продемонстрировали.

Те же недостатки не позволяют Европейскому Суду эффективно осуществлять свой европейский контроль, поскольку ему тоже неизвестны ни основная причина ограничения права заявительниц на свободу выражения мнения и свободу информации, ни возможный способ выполнения внутригосударственными судами своей роли.

Иными словами, судебный контроль оспариваемой меры оказался недостаточным.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил обеим заявительницам совместно 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.