ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-02-21 06:59:23

Постановление ЕСПЧ от 26 июня 2018 года по делу "Гырляну (Girleanu) против Румынии" (жалоба N 50376/09).

В 2009 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Румынии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на применение административного штрафа за разглашение военной тайны в ходе проведения журналистского расследования. По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В 2005 году заявитель, который являлся журналистом, получил от коллеги CD-диск с копиями секретных документов, которые были по небрежности вывезены (утечка информации) из румынской военной части в Афганистане за год до этого. Впоследствии заявитель обсуждал содержание диска с представителями Вооруженных сил Румынии и разведки и поделился данными с диска с некоторыми друзьями-журналистами и с иными лицами.

В 2006 году, после того, как средства массовой информации привлекли внимание общественности к утечке информации, в отношении нескольких лиц были возбуждены уголовные дела. Заявителя задержали, и он два дня провел под стражей в отделении полиции. Дом заявителя обыскали, а с компьютера изъяли жесткий диск.

В 2007 году, когда с разглашенных документов был снят гриф секретности, прокуратура установила, что допущенное заявителем нарушение Закона о государственной безопасности не было достаточно серьезным, чтобы потребовать серьезного уголовного наказания, однако постановила, что заявитель должен выплатить административный штраф в размере примерно 240 евро и компенсировать судебные расходы в сумме 600 евро. Заявитель безуспешно обжаловал указанное постановление.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. (i) Применимость статьи 10 Конвенции и наличие вмешательства. Именно действуя в качестве журналиста, работающего в зоне действий вооруженных сил и полиции, заявитель получил указанные документы и связался с властями, которые приняли эти документы, а также со своими коллегами и иными лицами, которые, как полагал заявитель, могли знать о вопросе, обозначенном в документах. Все данные действия могли рассматриваться как часть журналистского расследования. Заявителя поместили под стражу, в отношении него провели расследование, и на него наложили штраф за то, что он собрал и распространил секретную информацию. Следовательно, статья 10 Конвенции была применима к делу, а назначенное наказание являлось вмешательством в право заявителя на свободу выражения мнения.

(ii) Соответствовала ли мера закону, и преследовала ли она законную цель. Вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель защиты государственной безопасности.

(iii) Была ли мера необходима в демократическом обществе. Принимая во внимание затронутые интересы, обжалуемые документы и факт их утечки, которая вызвала значительные споры в средствах массовой информации и стала причиной для проведения внутренней проверки в Министерстве обороны, то они, по-видимому, затрагивали вопросы, представлявшие общественный интерес. Однако как признал прокурор, информация была устаревшей, и маловероятно, что ее разглашение нанесло бы ущерб государственной безопасности. Более того, с документов был снят гриф секретности. Таким образом, власти государства-ответчика не доказали, что действия заявителя могли бы причинить значительный ущерб государственной безопасности.

Оценивая поведение заявителя, необходимо учитывать, что он не являлся военнослужащим, на которого распространялись бы особые "обязанности и ответственность". Он не получил информацию незаконным способом и не пытался активно ее получить. Более того, до того, как информация поступила к заявителю, с ней ознакомился ряд других лиц. Кроме того, сразу после получения заявителем материалов, о которых идет речь в деле, он обсудил ее с ведомством, ответственным за утечку данных. Из материалов расследования не следовало, что указанное ведомство пыталось бы вернуть материалы или предупреждало бы о возможном риске в случае разглашения их содержания.

Что касается судебного рассмотрения примененной к заявителю меры, суды не приняли во внимание какие-либо из особенностей его действий. Они также не проверили, могла ли указанная информация действительно представлять угрозу для военных подразделений в Афганистане и, таким образом, не сопоставили интерес в виде сохранения конфиденциальности документов с целью журналистского расследования и с интересом общества быть информированным об утечке документов и, возможно, о содержании документов.

В делах, касающихся уголовного наказания за разглашение военной информации, имеющей гриф секретности, Европейский Суд отмечал, что в вопросах государственной безопасности внутригосударственным властям должны быть предоставлены пределы усмотрения. Однако в настоящем деле заявитель являлся журналистом, который утверждал, что разгласил данные в рамках журналистского расследования и что он не являлся военнослужащим, который собрал и передал секретные военные сведения иностранным гражданам или частным компаниям.

Хотя примененный штраф был относительно небольшим и было неясно, были ли заявителем оплачены судебные расходы, внутригосударственные суды посчитали установленным, что заявитель умышленно совершил уголовное преступление в сфере государственной безопасности. Факт осуждения при некоторых обстоятельствах мог иметь  значение, чем небольшой размер наказания. Кроме того, наказание было направлено на то, чтобы заявитель в будущем воздерживался бы от публикации и распространения информации, имеющей гриф секретности. Однако после того, как гриф секретности с документов был снят, следовало более тщательно рассмотреть вопрос о том, применять ли к заявителю какое-либо наказание.

В итоге примененные меры не были разумно пропорциональны поставленной законной цели ввиду интересов демократического общества по обеспечению и поддержанию свободы прессы.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 4 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.