ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пункта 1 статьи 6 Конвенции в части длительности производства по делу.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пункта 1 ста Сведения: 2018-12-10 08:27:34

Постановление ЕСПЧ от 10 апреля 2018 года по делу "Брудан (Brudan) против Румынии" (жалоба N 75717/14).

В 2014 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Румынии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на ситуацию, когда в соответствии с новой прецедентной практикой было введено эффективное средство правовой защиты в делах, касавшихся чрезмерной длительности судебного производства, но общественности об этом средстве стало известно намного позднее. По делу были допущены нарушения требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пункта 1 статьи 6 Конвенции в части длительности производства по делу.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В Постановлении по делу "Влад и другие против Румынии" (Vlad and Others v. Romania) (от 26 ноября 2013 г., жалоба N 40756/06 и другие) Европейский Суд призвал власти Румынии обеспечить эффективные средства правовой защиты применительно к чрезмерной продолжительности судебного разбирательства по гражданским или уголовным делам.

До создания указанных правовых средств суды обязались принимать иски о компенсации, исходя из общих положений об ответственности из гражданского правонарушения (статья 1349 нового Гражданского кодекса). Решением от 30 января 2014 г., опубликованным в Интернете 22 сентября 2014 г., Верховный суд кассации и юстиции Румынии закрепил и пояснил это направление в судопроизводстве.

В ноябре 2014 года заявительница подала жалобу на длительность судебного разбирательства непосредственно в Европейский Суд, полагая, что на тот момент она не располагала эффективными внутригосударственными средствами правовой защиты.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

Вопрос об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты было решено объединить с рассмотрением жалобы по существу.

По поводу соблюдения статьи 13 Конвенции. Оценивая "эффективность" компенсационного средства правовой защиты, Европейский Суд установил следующие критерии (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)" (Burdov v. Russia) (N 2) от 15 января 2009 г., жалоба N 33509/04, Постановление Европейского Суда по делу "Валада Матос де Невес против Португалии" (Valada Matos de Neves v. Purtugal) от 29 октября 2015 г., жалоба N 73798/13): (i) иск о компенсации должен рассматриваться в течение разумного срока; (ii) компенсация должна выплачиваться незамедлительно и в полном размере, не позднее чем через шесть месяцев после даты, когда решение о присуждении компенсации вступило в законную силу; (iii) соответствующие процессуальные нормы должны быть справедливыми; (iv) судебные издержки не должны становиться чрезмерным бременем для участников процесса, если их действия посчитали обоснованными; (v) сумма компенсации не может быть неразумной по сравнению с суммами, присуждаемыми Европейским Судом по аналогичным делам.

(a) Эффективность иска, подаваемого на основании общих норм о гражданско-правовой ответственности. Спустя более четырех лет после вынесения упоминавшегося выше Постановления по делу "Валада Матос де Невес против Португалии" представленные властями государства-ответчика примеры свидетельствовали о том, что внутригосударственная судебная практика значительно изменилась:

- хотя законодательством не были установлены специальные сроки для вынесения постановлений по данным видам споров, время, потраченное судами на разрешение указанных споров, не казалось неразумным;

- что касается выплат сумм компенсации, не было оснований сомневаться в старательности властей государства-ответчика;

- при производстве по таким процедурам, по-видимому, не наблюдалось нарушения принципа справедливости;

- для лиц, не обладавших достаточными финансовыми средствами для оплаты судебных расходов, внутригосударственное законодательство предусматривало помощь в виде исключений, скидок и оплаты в рассрочку; кроме того, обычно проигравшая сторона несла расходы по оплате судебных издержек, а истцам, обращавшимся за компенсацией этих расходов, по-видимому, не было отказано в удовлетворении их требований;

- присужденная компенсация часто была больше, чем суммы, присуждаемые Европейским Судом по аналогичным делам, и никогда менее 80-90% от указанных сумм.

Примененные внутригосударственными судами критерии для оценки того, являлась ли разумной длительность судебного разбирательства, завершившегося вынесением решения, по-видимому, соответствовали критериям, выработанным Европейским Судом.

Указанная прецедентная практика была обобщена в Решении Верховного суда кассации и юстиции Румынии от 30 января 2014 г., в котором был определен основной критерий, который должен быть использован в этом средстве правовой защиты. Впоследствии данные принципы стали применяться в практике и нижестоящих судов.

В этом контексте строго компенсационный характер введенных средств правовой защиты не мог рассматриваться как недостаточный в такой степени, чтобы средство защиты считалось бы имеющим недостатки.

Таким образом, по-видимому, высказанная Европейским Судом в упоминавшемся выше деле "Валада Матос де Невес против Португалии" рекомендация выполнялась.

В заключение следует отметить, что с учетом сложившейся практики внутригосударственных судов иск, касавшейся гражданской ответственности, являлся эффективным средством правовой защиты в случаях жалобы на чрезмерную длительность производства по гражданскому или уголовному делу.

(b) Эффективность рассматриваемого средства правовой защиты в настоящем деле. Если внутригосударственное средство правовой защиты следовало из развития прецедентной практики, справедливость требовала, чтобы прошло разумное время для того, чтобы заинтересованные лица смогли бы узнать о внутригосударственном решении, содержащем рассматриваемое средство правовой защиты. Длительность данного периода зависела от сопутствующих обстоятельств, особенно от публичного характера соответствующего решения.

В настоящем деле решение от 30 января 2014 г. стало доступно общественности с момента "публикации в Интернете" (22 сентября 2014 г.), когда с ним стало возможно ознакомиться с использованием базы данных Верховного суда кассации и юстиции Румынии. При таких обстоятельствах было бы уместно установить шестимесячный срок с момента публикации для определения даты, начиная с которой внутригосударственные суды должны были бы знать о принятом решении.

Следовательно, с 22 марта 2015 г. рассматриваемое средство правовой защиты приобрело необходимую степень точности, требуемую Европейским Судом для того, чтобы применять указанное средство и обязать соответствующие органы использовать его в целях пункта 1 статьи 35 Конвенции. Данный вывод был действительным как для уже завершенного производства по делу, так и для процедур, еще не завершившихся на внутригосударственном уровне, поскольку законодательство Румынии не устанавливало различия между завершившимся и продолжающимся судебным разбирательством.

Поскольку эта дата была следующей за днем, когда была подана настоящая жалоба в Европейский Суд, возражение о ее неприемлемости вследствие неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты должно быть отклонено.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требования статьи 13 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также единогласно установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции относительно длительности производства по делу.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Заявитель не представил каких-либо требований о компенсации вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.