ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-10-04 07:42:35

Постановление ЕСПЧ от 19 января 2017 года по делу "Иван Тодоров (Ivan Todorov) против Болгарии" (жалоба N 71545/11).

В 2011 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была и коммуницирована Болгарии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие средства правовой защиты для определения того, истек ли срок давности отбытия заявителем ранее назначенного наказания за преступление. По делу допущено нарушение требований статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В апреле 1987 года заявитель был признан виновным в пособничестве и подстрекательстве к злоупотреблению публичной собственностью и был приговорен, в частности, к 20 годам лишения свободы. В июне 1987 года Верховный суд оставил без изменения вынесенный ему приговор и назначенные наказания. Решение Верховного суда было окончательным и подлежало исполнению согласно внутригосударственному законодательству. Заявитель был помещен в предварительное заключение в июне 1986 года и начал отбывать наказание в июне 1987 года. В январе 1991 года заявитель подал заявление о пересмотре приговора в Верховный суд. В ту же дату председатель Верховного суда распорядился о приостановлении исполнения наказания в связи с состоянием здоровья заявителя, и он был освобожден. В декабре 1992 года Верховный суд отклонил заявление о пересмотре и оставил обвинительный приговор в силе. Власти не смогли установить местонахождение заявителя. В 2005 году заявитель обратился к Президенту Республики Болгария с ходатайством о помиловании. В ноябре 2007 года комиссия по вопросам помилования информировала заявителя о том, что было необязательно рассматривать его ходатайство, так как срок давности для исполнения наказания истек.

Заявитель решил вернуться в Болгарию. В январе 2008 года он был задержан полицией по прибытии в аэропорт в связи с нахождением его в розыске. Впоследствии он был отправлен в тюрьму для отбытия 20-летнего срока лишения свободы, назначенного ему в 1987 году.

Заявитель подал жалобу в прокуратуру, утверждая, что истек срок давности для отбытия срока лишения свободы, и просил о своем освобождении. В феврале 2008 года военный прокурор постановил, что заявитель должен был отбывать остаток срока наказания и что срок давности не истек. Жалобы заявителя на это постановление были отклонены. Заявитель был освобожден в мае 2014 года.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения требований пункта 4 статьи 5 Конвенции. Со времени его лишения свободы в январе 2008 года заявитель настаивал на том, что срок давности для исполнения его наказания истек и что отсутствовали правовые основания для лишения его свободы. Комиссия по вопросам помилования при администрации президента выразила то же мнение в ответ на ходатайство заявителя о помиловании в 2007 году. Однако органы прокуратуры, которые были уполномочены решать, должен ли он отбывать срок наказания, заняли противоположную позицию. Вопрос о том, истек ли срок давности для отбытия наказания заявителя, имевший решающее значение для законности его лишения свободы, не рассматривался во время вынесения приговора в 1987 году или при рассмотрении ходатайства заявителя о пересмотре в 1992 году. Соответственно, внутригосударственное законодательство должно было обеспечить заявителю доступ к средству правовой защиты, удовлетворяющему требованиям пункта 4 статьи 5 Конвенции, чтобы данный вопрос мог быть разрешен.

Законодательство Болгарии не предусматривало существования специального судебного средства правовой защиты для оспаривания законности лишения свободы после вынесения обвинительного приговора. Только органы преследования могли решать вопросы, относящиеся к исполнению наказаний. Постановления подлежали надзору только со стороны вышестоящего прокурора, но не судебной проверке. Однако прокурор не мог рассматриваться в качестве суда, удовлетворяющего требованиям пункта 4 статьи 5 Конвенции. Точно также в законодательстве государства-ответчика отсутствовала общая процедура типа habeas corpus, предусматривающая проверку законности содержания под стражей и освобождение заинтересованного лица, если содержание под стражей было признано незаконным.

Что касается иска о компенсации, предусмотренного статьей 2(1) Закона об ответственности государства и муниципалитетов за причинение ущерба, которая была изменена с включением права на компенсацию в отношении любого нарушения пунктов 1 - 4 статьи 5 Конвенции и вступила в силу 15 декабря 2012 г., данная процедура, хотя и потенциально могла повлечь установление незаконности содержания под стражей лица, не предусматривала освобождение лица в случае такого установления.

С учетом вышеизложенного заявитель не имел доступа в любой момент его содержания под стражей с января 2008 года по май 2014 года к судебному средству правовой защиты, с помощью которого он мог добиться проверки законности его содержания под стражей и освобождения в случае установления его незаконности.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также единогласно установил, что по делу допущено нарушение требований пункта 5 статьи 5 Конвенции, поскольку иск о компенсации, предусмотренный Законом об ответственности государства, не мог обеспечить право заявителя на компенсацию, и иное средство правовой защиты, существовавшее во внутригосударственном законодательстве, не могло обеспечить ему компенсацию ущерба, причиненного в нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции, до или после принятия настоящего Постановления.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

В деле "I.P. против Болгарии" (I.P. v. Bulgaria) (Постановление от 19 января 2017 г., жалоба N 72936/14) Европейский Суд также единогласно решил, что по делу допущено нарушение требований пункта 4 статьи 5 Конвенции на том основании, что заявитель не мог воспользоваться судебной проверкой законности его содержания под стражей. Нарушение следовало не из действий или бездействия одного из органов власти, упомянутых в статье 2 Закона об ответственности государства, а вследствие отсутствия во внутригосударственном законодательстве процедуры судебной проверки содержания заявителя под стражей в учреждении временного пребывания для молодежи. Следовательно, иск о компенсации в соответствии с указанным законом не являлся доступным и эффективным средством правовой защиты, способным предоставить возмещение заявителю в отношении его жалобы.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.